?

Log in



Вообще реакция на собор в русской церкви возмутительна. Одним словом, борзость. Нахальство с честными глазами. Фашиствующие "зилоты" беснуются, называют Святой собор "волчьим" и никто им ничего не скажет. Препод МДА дерзко говорит о Вселенском патриархе, например, "из рясы выскакивает", осмеливается называть его "карикатурным папой", мол, "амбиции не соответствуют реальному положению". Ну да, конечно, сколько у Варфоломея танковых дивизий, не подскажите?.. Ха-ха-ха, ой умора, какой смешной патриарх! "Реальное положение" зависит не от сана, значит, да что такое этот сан для препода МДА! Вот левиафан Московского патриархата, там да, амбиции соответствуют "положению", от этого положения, только купленного ценой духовного рабства у светской власти, и ножки протягивают соответственно: куды достанут... Про "консенсус" они говорят, надеялись де "на консенсус"... Меньше всего их волнует консенсус: они довольно уверенно и нагло, не боясь конфликта, вели себя и с Румынским, и с Константинопольским патриархатами по вопросу об Эстонии, Молдове, ПЦА. Ничего, обходились без консенсуса в этих вопросах. Потому что привыкли с позиции силы говорить, а не искать консенсус. А на Крите бы это не получилось. Ну не поехали, ладно. Но нагло, в советском стиле хаять Вселенский престол, забыв всякие приличия... До такой степени презирать кафоличность Святой Церкви... Это страшно, пошло и гадко.
medieval_world

― В этом мире нет Бога,― заявил как-то мой сын десяти лет, когда мы смотрели фильм «Властелин колец».
― Разве такое может быть?― спросил я, заинтересовавшись.
― Нет, я в Бога верю, просто Средиземье ― это именно такой мир, где Бога нет, и такое вполне может быть, ― сказал он невозмутимо. И, явно считая тему исчерпанной, добавил: ― Это просто такой мир...

Куколка кузнечика

Ребенок, конечно, не стал бы просто так пускаться в рискованные феноменологические спекуляции, если бы я сам во время просмотра фильма не обратил его внимание на то, что герои эпопеи никогда не молятся, ― хотя там бывает очень страшно, и герои сталкиваются именно с мистическими явлениями, с метафизическим злом. В атмосфере леденящего ужаса, в минуты смертельной опасности никто из них не обращается к Творцу их вселенной. Отсюда невольный вывод, что молиться в их мире бесполезно. Они мужественно переносят трудности, преодолевают в себе малодушие, превозмогают соблазны, самозабвенно идут на почти верную смерть, и все это в пределах возможностей этого дольнего мира. В борьбе добра и зла все как-то обходится без Бога... И зло в конечном итоге оказывается побеждено: опыт и ум Гендальфа, смелость Арагорна, утонченные магические технологии эльфов, природная стойкость хоббитов, политическая солидарность людей и просто ряд удачных нестандартных решений, да еще изрядная доля везения, позволили, улучив момент, нанести смертельный удар злу.

Да, таким создал свой мир набожный римо-католик Джон Рональд Руэл Толкин. Правда, писатель очень хотел, чтобы одновременно с «Властелином колец» свет увидел «Сильмариллион» ― своего рода космогонический пролог к его эпосу, в котором говориться о Творце мира, но в образе Илуватара (Отец Всего на эльфийском), не смотря на архаический антропоморфизм этого образа, подчеркнута надмирность, трансцендентность Творца, ― недаром Ему также дан эпитет Эру, переводимый на английский как Who Is Alone. Его забота о мире проявляется через создание иерархии чинов, тонких могущественных тварей, ангелов или логосов, которые и являются носителями и источниками добра в материальном мире и отчасти соучастниками творения. Этот мир держится на магии, отсюда вполне законный вердикт, ― «мир без Бога», и в такой мир, благодаря силе искусства, легко поверить... Здесь мы оказываемся в стародавней, еще средневековой, схоластической ловушке: разве не может всемогущий Бог создать мир, где Его не будет? В псалме сказано: «Аще сниду во ад, Ты тамо еси». И в то же время Бог смирен: создает роскошные и удивительные миры и никому в этих мирах не навязывается; обладая абсолютной властью, никогда ее не применяет, а чаще в непостижимом Своем Промысле подстраивается под своеволие твари. У Хармса в одном стихотворении есть замечательный, и, конечно, «абсурдистский», как и положено у Хармса, образ: Бог сидит себе тихонечко в кустах и нянчит куколку кузнечика, пока кругом бурлит жизнь, или, скажем так, пока где-то в Средиземьи происходит борьба добра и зла... Но что это за добро, если оно само по себе, отдельно от Бога, и помимо Его? Чем вообще белая магая отличается от черной, если даже принять такое разделение? Строго говоря, если добро рассматривать не на уровне субъективных переживаний человека, но технически, функционально, научно, то добро ― это воля Божья, и никакого добра отдельно от Бога нет. Язычник мог бы верить в такую особую субстанцию, как добро, но никак не христианин. Поэтому Фродо и его друзья ― добродетельные язычники, носители «блестящих пороков» по выражению Августина.

География и геополитика

Толкина, вероятно, можно назвать родоначальником особого жанра массовой культуры: батально-метафизического, который описывает битву добра и зла как приключение, как авантюрную драму. Известна курьезная докладная записка Джоанны Райт, советника по культуре губернатора Аризоны, обвиняющая книгу Толкина в неполиткорректности, что его мир, проще говоря, слишком уж черно-белый, что это, буквально, ― «пропаганда фанатизма в его наиболее грубых и отвратительных формах»... Вообще обвинений писателю предъявлено достаточно много, и эти обвинения сами по себе тоже интересны, в чем-то они справедливы, а в чем-то нет, и нам особенно интересна рецепция, так сказать, Толкина в России... Ведь его эпопея ― это все-таки не только авантюрная интрига с волшебниками, талисманами, опасными путешествиями и кровавыми стычками, в ней заложена своя философская и антропологическая проблематика, которая в свое время породила различные истолкования его сюжетных решений, например, что кольцо Фродо ― это атомная бомба... Сам Толкин, правда, решительно отрицал какие бы то ни было параллели, и тем не менее...
Read more...Collapse )





Листал тут страницы парижской русской газеты «Возрождение», выходившей под редакцией П. Струве. И вот, в 1925 году, в июне, С. С. Ольденбург пишет заметку о международной обстановке, о фашизме, о большевиках и европейских сверхдержавах, которые еще совсем недавно окончили страшную войну. Многое в статье звучит довольно наивно, впрочем, наивно оно для нас, знающих историю 1930-х и 1940-х... И, конечно, расовая риторика тогда еще не была столь дискредитирована... Но одно замечание особенно привлекло мое внимание:


Большевики думают для себя найти исход ставкой на «азийцев, африканцев» Для этого им существенно углубить психологическую рознь между русскими и западно-европейцами. Нужна в этой области с руской строноны большая зоркость и острожность! Возможность соединения красной опасности с желтой («черная» пока нереальна) – несомненно, стоит перед всеми народами белой расы и христианской культурной традиции. («Возрождение», 3 июня 1925 года).


Что-то напоминает, правда? У большевиков, оказывается, не только проблемы те же самые, но и стратегия не изменилась. Посеять психологическую рознь между русскими и западно-европейцами, – то есть Западом (США тогда были всего лишь периферией Западного мира)... И главное, что сейчас эта рознь уже всеми вопринимается как что-то само собой разумеющееся. Ну и конечно, маниакальная идея (дугинщина) создать "евразийский" фронт всех недовольных американским доминированием, интернационал второго и третьего мира... И новейшие геополитические новации Кремля оказываются не так уж оргинальны.

Викторианские роботы

роботы викторианской эпохи
робот с подносом, прибором, пробором
на лужайке для гольфа, с палочкой для битья
с щеточкой для бритья
первые образцы с паровым двигателем
на пальмовом масле (колонии
поставляют бесперебойно)
Отличная тема для
романа в стиле steam-punk.

Воспользовавшись онлайн-переводчиком, перевел на белорусский. Не ручаюсь за правильность, только совсем уж одиозные формы наркомовки переправил на тарашкевицу. Нормально получилось, по-моему.

робаты віктарыянскай эпохі
робат з падносам, прыборам, праборам
на лужку для гольфа, з палачкай для біцьця
з шчотачкай для галеньня
першыя ўзоры з паравым рухавіком
на пальмавае алей (калоніі
пастаўляюць бесперабойна)
Выдатная тэма дзеля рамана
ў стылі стым-панк.

Флаг



Флаг Православного Русского антивоенного движения (ПРАД). Флаг представляет из себя прямоугольное полотнище.... Впрочем, и так все видно. Казалось бы, более уместны были бы цвета, ассоциированые с миром: белый, голубой (мирное небо), зеленый (жизнь). Но в знак скорби на флаге должен быть черный. И там, где крест, должен быть красный, цвет крови.


И надпись можно еще пустить по краю: миръ мiрови...

Русская тема

Малевич Две мужские фигуры

В Москве опять прошли посиделки под названием "Всемирный русский народный собор". Приняли Декларацию русской идентичности. Ничего особенного там нет, ничего такого уж плохого и ничего нового. Вопрос в контексте. Кто и когда. Понятно, что собор никого не представяет: сами назначили себя русским народом, старейшинами, аксакалами, умом, честью и совестью. На сайте организации есть только список бюро президиума, а кто сидел в зале, кто голосовал, неизвестно. А зачем? Сказано: со-бор. Но главный вопрос: когда. Украина стенает и вопит, Россия на грани войны, церковь расколота, а солидные дядьки (и тетеньки) принимают Декларацию о русской идентичности. Документ! Документов нам очень не хватает, знаете ли. В России страшная нехватка деклараций и постановлений, резолюций и обращений.  Духовный голод, так сказать, который удовлетворяется только декларациями.
О России и русских, о русской идентичности уже писали Аксаков, Хомяков, Гоголь, Достоевский, Соловьев, Бердяев, Ильин, написаны тома о России, но ведь это все не то, не то! Не было документа! Ведь так не делается, товарищи! Нужно собраться, обсудить, принять резолюцию. А то каждый начнет писать, кто во что горазд: один так понимает русскую идентичность, другой эдак. Да и кто будет читать этих Хомякова или Бердяева? А документ, с подписями, принятый на соборе, с председателями думских фракций, с муфтиями и раввинами, всяк прочтет да в быту, глядишь, и применит. Вот и польза! И вот вся Россия, тунгус и калмык, остяк и вогул, помор и мордвин (патриарх не единственный мордвин в России) ждут не дождутся, когда же из Москвы придет вожделенный документ, где все будут сказано окончательно, и станет понятно, кто русский, а кто нет.
Но если серьезно, то даже в мирное время это было бы посмешищем, а сейчас это выглядит откровенным издевательством и цинизмом. Православные на Украине (Московского Патриархата) смотрят на патриарха с недоумением и все чаще с негодованием: почему патриарх молчит и не поддержит страну, которую считает своей юрисдикцией? Да, патриарх существует в определенных условиях, в определенном контексте. Да, кто-то за ДНР и ЛНР, за Путина, и он тоже их патриарх. Возможно, всех обстоятельств мы не знаем. Ну, не может... Ну, или даже не хочет... Не лучше ли тогда скромно уйти из публичной сферы, не вручать премии Путину, не говорить крОсивО? Замолчать, в знак скорби о невозможности остановить войну, о неспособности примирить народы, которые патриарх считает своей паствой? Но и в эти дни продолжает работать конвейер помпезного Большого стиля, канцелярского велеречия.


Куды ты мчишься, птица-тройка!


А о России лучше скажет пронзительный Каземир Малевич (смотри наверху)

Пейпус озеро

Peipsi_mini

Видел в интернете рисунки художников, находящихся под воздействием наркотиков, и очень расстроился, обнаружив, что и я в своей стилистике немного смахиваю на их опыты. Вот, например, мои рисунки на тему "Чудское озеро".  В США в 50-е годы проводили эксперимент, и одного реалиста пичкали каким-то зельем, и его стиль постепенно изменился в сторону авангардистского. Наркотики я никогда не принимал, а зачем мне хочется рисовать, как наркоманы, не понимаю. Есть такая мрачноватая острота: водку-де мы пьем для запаха, дури-мол и своей хватает... В известной советской книге о модернизме (Куликовой?) приводятся и работы шизофреников, чтобы показать, что все формалисты буржуазные, особенно сюрреалисты, суть психи и дегенераты ненормальные. Хотя настоящие психи скорее похожи на Глазунова. Вот там махровый сюрреализм, но это так, к слову.


rybaczki_mini

Tags:

Россия как библиотека

Ричард Стипл

Из недавних литературных открытий – роман Михаила Елизарова "Библиотекарь". Он оставляет почти физическое ощущение тошноты и ужаса. Но это не отменяет своеобразной гениальности этой книги. Понять ее жизненную правду можем только мы, последнее поколение СССР, то есть не родившихся в СССР, а воспитанных, впитавших в себя его быт, в том числе книжный мир: скучные, тоскливо-вяжущие книжки о "людях труда", о борьбе за Советскую васть, о становении колхозного строя, которые можно было, наверное, найти в каждом доме.

В романе изображена секта почитателей таланта советского писателя Громова, типичного представителья официознейшего соцреализма. Собственно, таланта у него никакого нет, но его книги, если читать их вслух и в один присест, обладают какой-то нечеловеческой магической силой, наделяют отвагой, властью и другими способностями. Действуют только прижизненные издания, поэтому идет охота на эти раритеты, кровавая война между библиотеками – замкнутыми группами фанатиков, у которых есть своя этика, целый свой мир, скрытый от профанов. Эти люди сражаются друг с другом за книги Громова, но согласно неписанным правилам, только холодным оружием. В романе много сцен насилия, особено впечатляет описание резни в доме престарелых, когда группа обретших сверхестественную силу старух уничтожила весь персонал и в конечном итоге установила свою власть над всеми библиотеками, внедрив свою агентуру в независимые группы. Особенно символичен финал, когда главный герой оказывается у старух и его помещают в бункер, чтобы он был несменяемым магическим хранителем советской цивилизации.


Хорошо бы эту книжку экранизировать, вбухать уйму денег, и так снять, чтоб проняло. Балабанов конечно, Царствие ему небесное, смог бы. Хотя нет, он бы переборщил. Он бы снял все слишком буквально.


Roxy Paine

Checkpoint, 2014 [detail]

Maple, aluminum, fluorescent light bulbs, and acrylic prismatic light diffusers

14 ' h x 26' - 11" w x 18' - 7 1/2" d

В Нью-Йорке, кажется, до середины осени, продлится выставка вышеуказанного художника. Композиция сработана из клена, свеженькая. Это только фрагмент. Там у него еще много чего, всяких таких штуковин, и все из клена: ксероксы, кофейные машины. Можно, конечно, смеяться, можно ворчать, что это уже было, что парадоксальное сочетание темы и материала давно уже обыграно, что, кажется, в Италии, и уже давно, один мужик вырезает из древесины даже женское белье... Да, было. Но согласитесь, производит впечталение. Поневоле задумаешься над нашей бренной жизнью. Крепко задумаешься.


А вас от этого в пот не бросает?


Profile

наука
ed_basilius
Эдуард Зябніцкі
Minu Kunst

Latest Month

June 2016
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel